(Продолжение записи Казань)

Триумфального возвращения из Казани не получилось… Я была раздавлена и физически и морально.
Карета Скорой помощи подъехала прямо к подъезду. Нас с мамой встречал мой двоюродный брат. Всеми силами я отворачивала от него свой взгляд, еще бы… Было стыдно, за свою болезнь, за то, что не вылечили… Странно, откуда бы могло это чувство взяться. Со временем миастения набрала обороты и вместе с ней набрал обороты стыд за такое состояние. Дошло до того, что в телефонной книжке осталось всего 4 контакта — загнанная в угол, я лежала и целыми сутками ревела…. Это длилось долгие месяца. В моей голове сложилось стойкое мнение, что депрессия автоматически закончится, когда пройдет болезнь. Но уже с годами стало ясно: или ЭТО уничтожит меня, или надо что то менять и изменяться…
Слушаю Океан Ельзы и вспоминаю, а когда последний раз я плакала? Наверное давно уже…. Плакать могу только внутри, в душе, потому что естественные рыдания плохо заканчиваются: начинаю задыхаться, и можно забыть о пище на целый день — отключается глотание. Еда — это вообще отдельная тема. Приходится прислушиваться к организму. Как я шучу: когда рот открывается, тогда и ем. Его открывать помогают, естественно таблетки калимина. Не все так просто. Сначала надо кое как проглотить волшебную пилюлю, и через пару часов вперед, протертые субстанции ждут тебя. Был период, когда мой вес составлял 37 кг. при росте 168 см. К этому результату организм медленно, но верно пришел после всех курсов лечения в РКБ.
Уже первый этап показал, что дело пошло не так, как бы хотелось, мягко говоря. Но мама все равно позвонила в РКБ заведующему неврологического отделения, что бы поблагодарить за Скорую помощь. Ведь это он вызвал машину специально для меня, лежачей больной. В трубке был слышен короткий ответ: » Да, да… Делайте иммуноглобулин». И все. Такое своеобразное назначение, которое почему то не прописали в эпикризе. В РКБ мне, конечно, сделали пару пузырьков. Но этого, как оказалось, было не достаточно. В экстремальных условиях родителям пришлось приложить не мало усилий, что бы раздобыть этот самый иммуноглобулин. После звонка в больницу, мама мгновенно сообщила папе на Урал, что нужно дорогое лекарство. Денежек в семье уже не было (все ушло на новую квартиру), и отец помчался в нефтяную организацию, где раньше работал. Слава Богу, там ему оказали материальную помощь и появилась возможность купить препарат в короткие сроки. Так мы с мамой снова оказались в неврологии Лениногорска, через неделю после Казани…

Written on Май 25th, 2012 , Дневники

© 2018 Все права защищены.
Запрещено использование материалов сайта без согласия его авторов и обратной ссылки.

Поможем тяжелобольной Ирине